Толстунова М. Гувернер, который не перестает учиться

ГУВЕРНЕР, который не перестает учиться

Вы можете представить себе учителя, который "режется" в компьютерные игры, читает "Гарри Поттера" на английском, а за каждую "двойку" угощает тортом? Такие только в кино и в детских книжках встречаются, подумают многие и будут не правы. Гувернер Александр ПОДКОПАЕВ (на фото со своими воспитанниками), представитель редкой для мужчины профессии, смело преодолевает стереотипы, сложившиеся в педагогике. 

После армии — в детский сад

Александр утверждает, что с малых лет был окружен любовью и вниманием своей многочисленной родни, поэтому сейч ас с такой легкостью дарит душевное тепло всем детям, в воспитании которых принимает участие. При выборе профессии сказались, наверное, и гены — среди родственников он насчитал четырнадцать педагогов.

Вернувшись из армии, Александр пошел в детский сад воспитателем. В 1983 поступил в Горьковский пединститут (ныне НГПУ) на специальность “Дошкольная психология и педагогика”. В то время это был практически нонсенс — специальность чисто женская. Пришлось писать прошение на имя ректора, причем такие письма Александр разослал в десять вузов, но положительный ответ пришел только из Горьковского пединститута.

После окончания вуза Александр около десяти лет работал в детских садах и школах, а двенадцать лет назад стал гувернером. Он решил не ограничивать свое образование дипломом педагога и в 1998 году закончил курс в Петербургском центре социально-психологической помощи по специальности “Психологическое консультирование”, а не так давно, в 2004 году, обучился в Портлендском институте процессуальной терапии — полученные знания позволили по-новому взглянуть на мир, в частности, на принципы воспитания (ректор Портлендского института учился у самого Юнга, любимого ученика Фрейда).

— Вообще, есть два подхода к воспитанию детей. Первый — “недоверие” — ты берешь образовательную программу и всех под нее выстраиваешь, — говорит Александр. — Так зачастую и поступают воспитатели и школьные учителя. И второй, правильный, на мой взгляд, — “доверие”, когда для каждого ребенка создается своя, индивидуальная программа. Дети чувствуют, что им важнее для развития, — нужно следовать за ними.
 

“Образование не должно мешать развитию“

У многих родителей возникнет вопрос: “Зачем нужен гувернер, если есть учителя, репетиторы?“ Гувернер в полном объеме владеет школьной программой и может “подтянуть” ребенка, как правило, по любому предмету, но не это главное.

— Школьная программа сейчас перегружена — в ней появляется много отчужденных знаний, которые ребенок не сможет применить в жизни, — считает Александр. — К сожалению, родители не всегда могут понять, что же нужно их ребенку. К тому же в школе все по расписанию, дети все время должны сидеть, одинаково сложив руки. Учиться нужно на одни “пятерки“, не иначе. А я, например, в школе английский не любил — просто в том виде его невозможно было выучить. Потом, уже после института, выучил — сейчас читаю и общаюсь свободно.

Не нужно пресекать ребячью возню, беготню, которая порой так утомляет взрослых, — без этого развитие невозможно. Иногда родители так и говорят: “Мы вас приглашаем для того, чтобы образование нашего ребенка не мешало его развитию“.

Я всегда стараюсь облегчить ребенку жизнь, чтобы он как можно меньше времени тратил на уроки, а занимался тем, что ему действительно нравится. Ведь это очень плохо, когда человек привыкает в жизни делать только то, что не хочет. Сначала он не любит школу, а потом — работу, жену. Начинается депрессия. Часто у педагогов все воспитание ограничивается набором команд: “помолчи”, “не бегай”, “посиди”, “перестань“. Когда человек не умеет договариваться, он будет заставлять. Ребенка нужно постоянно поощрять даже за попытки сделать что-то хорошее, полезное. Обычно детей ругают за “двойки”, а ведь без этого вполне можно обойтись — со своими детьми я испытал такой способ: за каждую “двойку” преподносил торт — ребенок ведь знает, за что, и знает, как эту “двойку” исправить, надо просто поддержать его. В то же время нельзя во всем потакать ребенку и пускать воспитание на самотек.

Портлендский институт научил меня видеть то глубинное, что стоит за словами ребенка, определять его психологические барьеры. Например, ребенок кричит: “Не хочу делать уроки”. В действительности дело не в уроках, а в том, что он хочет признания своей значимости, чтобы вышло по его воле. Хорошо, договариваемся, что в перемену он будет командовать, ставить мне “двойки” и делать все что угодно, но во время урока будь добр слушать меня.

Я стараюсь так заинтересовать ребенка, чтобы он сам сказал: “да, я хочу это сделать”. Например, предлагаешь три книжки на английском языке и спрашиваешь, с какой начнем. Заметьте, не “будем читать или нет”, а сразу “какую?”. Ребенок сам выберет и будет испытывать гордость за свою самостоятельность. С другой стороны, нельзя слепо отвергать увлечения и интересы ребенка и насаждать что-то свое — почему бы взрослому не подстроиться под ребенка, не поиграть в его игру, добавив в нее развивающий элемент?

Очень важно наладить контакт прежде всего с родителями, иначе все усилия гувернера будут напрасными. Родители ставят задачи (например, научить ребенка читать, не бояться темноты и т. д.), а я решаю их, руководствуясь своими знаниями и опытом. Услугами гувернера, как правило, пользуются люди состоятельные. Многие из них считают: “У нас было трудное детство, устроим детям легкое”. Как правило, такое отношение формирует в поведении ребенка пассивность, безответственность: уроки не сделал — “а мне не сказали”, портфель не собрал — “это мама не собрала”, одежда раскидана — “домработница не развесила”. Гувернер помогает научить ребенка ответственности.

Во времена Аристотеля считалось, что для того чтобы человек овладел грамотой, нужны особые способности, то есть из 1000 человек образование могли получить шестеро, не больше. Сейчас это уже не актуально Современные методы позволяют обучать всех детей, даже таких, у которых диагноз олигофрения. Больше 40 секунд подряд внимание такого ребенка удерживать невозможно — нужно сменить вид деятельности. “Ну какая разница, два раза или двести раз мы сменим деятельность, — восклицает Александр. — Я, конечно, больше устану, но результат будет. Например, один мой воспитанник начал говорить в шесть лет, играть совсем не умел, да ничего не умел. Сейчас ему двенадцать, он читает, печатает на компьютере, плавать учится — нормальный ребенок!”
 

Благодаря детям учится всему

— С детьми очень интересно, даже лучше, чем со взрослыми (Александр, кроме своей основной работы гувернером, ведет бизнес-тренинги, психологические семинары и индивидуальные психологические консультации — М.Т.). Не знаю, почему другие с ними мужчины не работают. Некоторые знакомые мне говорят: “Я лучше вагон разгружу, чем час с детьми побуду, даже со своими”. Другие, наоборот, завидуют: “Что, ты детей учишь шнурки завязывать, в компьютер с ними играешь, и тебе за это еще и деньги платят? А мы тут пашем целыми днями!” Я не устаю от детей, наоборот, отдыхаю, заряжаюсь энергией... У многих взрослых жизнь в некотором роде ненастоящая — они часто вынуждены притворяться, хитрить, опасаться, что же про них скажут другие... А дети — народ искренний, бесхитростный. Они не злопамятны, поссорились, тут же помирились и забыли. У них можно научиться лояльности, отходчивости (они не копят негативные эмоции, а сразу выплескивают, освобождая место позитивным). С ними порой легче договориться, чем со взрослыми... Дети, в отличие от взрослых, получают удовольствие от процесса игры, им не нужен результат как таковой — построили замок и сломали его, завтра другой построим. Мне самому интересно играть. Вообще с детьми не соскучишься — они то и дело такое выдумают!”

Профессия гувернера — очень творческая, непредсказуемая. “Был случай: делаем со своим воспитанником уроки, а он спрашивает, читал ли я последнюю книгу о Гарри Поттере. Нет? Ну тогда прочитайте — и протягивает толстенную книжищу на английском языке, перевода еще нет, фильм не сняли. Пришлось читать, а потом мы еще и обсуждали прочитанное. Вообще, нужно быть в курсе того, чем живут нынешние дети. Современные родители часто совершенно не представляют этого... Они выросли на одних книгах, а сейчас другие — “Хроники Нарнии”, “Гарри Поттер”. Сложно переключиться на другое — вот есть традиция и сложившиеся принципы и все — ни шагу в сторону. В моей специальности это невозможно, мы с ребенком должны вместе идти по дороге — поэтому я и детские книжки читаю, и фильмы смотрю“.

Александр утверждает, что благодаря детям учится всему. Например, один из его подопечных не мог даже лист бумаги сложить пополам (а ему было 6 лет, на носу школа) — совершенно не развита моторика пальцев. Тогда Александр записался на курсы оригами, посещал их месяца 2—3, а параллельно учил ребенка складывать из бумаги разнообразные фигуры. Ребенок тоже увлекся и стал делать такие фигуры, что не каждому взрослому под силу. Другой воспитанник увлекался картами таро — гувернеру пришлось на время погрузиться в эту сферу. Когда пригласили в русскоязычную семью в Арабские Эмираты, потребовалось срочно учить арабский, чтобы проверять у ребенка уроки. Пригодилось и музыкальное образование: когда-то наш герой через силу закончил музыкальную школу, а теперь помогает детям поставить голос, учит подбирать мелодии. Среди воспитанников Александра есть и девочки, поэтому он научился вязать, вышивать и готовить!
Опыт работы в смежных областях (детский сад, школа), дополнительное образование, разнообразные навыки помогают гувернеру сделать процесс обучения более успешным.

Многие приемы дошкольного воспитания прекрасно работают и со школьниками. Например, у ребенка в пятом классе проблема — “двойки” по математике. Необходимо играть с ним, объяснять популярно, как говорится, “на корзинах и яблоках”, и он обязательно все поймет. Эта профессия достаточно тяжелая, ведь нужно быть не только учителем, но и психологом, не только педагогом, но и другом, решать чужие проблемы и при этом не вмешиваться в личную жизнь клиентов. “Одно из главных качеств хорошего гувернера, психолога — делать свою работу так, чтобы ребенок или взрослый считали, что они сами всего добились, я здесь ни при чем, — утверждает Александр. — Создавать зависимость от меня, мягко говоря, неэтично”. С каждой семьей гувернер работает в среднем 1—3 года, в зависимости от поставленных задач (из семьи в семью теперь уже переходит по рекомендациям, так что без работы практически никогда не остается). Занятия длятся обычно 3—4 часа в день, не меньше, но если это необходимо, то и по 8 часов.

Александр как ребенок открыт всему новому, трудности его не останавливают, а наоборот, только подхлестывают. “Если учитель только учит, а сам не учится, он вскоре остановится в своем развитии и ничему не сможет научить ребенка. Я не могу перестать учиться, — уверяет гувернер. — В мире столько всего интересного!”
 

Марина ТОЛСТУНОВА
Фото Натальи ПЛАНКИНОЙ


ИНФОРМАЦИОННО-РЕКЛАМНОЕ АГЕНТСТВО "БИРЖА ПЛЮС", © 2005-2008