МАКАРОВ В.В., ШМАКОВ В. М. МЕДИТАЦИИ И ДУХОВНОСТЬ ГИМАЛАЕВ

Путевые заметки VIII научно - практической психотерапевтической экспедиции ППЛ в Индию.  

Храмы  и  монастыри  индуизма,  буддизма,  предполагаемая могила Иисуса Христа, трон Соломона, роскошь и комфорт на озере Далл, мечети  и  суфизм  в  самом северном штате Индии Джамму и Кашмир

Макаров В.В., Шмаков В. М.

Предисловие

Экспедиция обещала быть необычной и информативной. Мы  мало знали об этом древнем регионе. Очень известной части Великого шёлкового пути.

Да,  в этот раз нас ждал самый северный в Индии штат Джамму и Кашмир, посещение высокогорных буддистских монастырей, расположенных в Западных Гималаях, в области Ладакх, индуистских храмов, храма Шанкарачаря и  «райских» садов у озера Дал в Шринагаре, паломничество к индуистской святыне – пещере Шивы на Амарнатхе. И восхождение на Гулмарг! А ещё предполагаемая могила Иисуса Христа, мечети и суфии. Летом столица этого штата город – Джамму, тогда как зимой - город Шринагар. Это сложившаяся столетиями традиция, вызванная потребностью спасаться от летнего зноя.

Индия феноменальна, и, пожалуй, единственная страна в мире, где культурная и религиозная традиции не прерывались с древнейших времен. Возможно, ни одна нация в Индии и традиции на протяжении тысяч лет не были утрачены! И именно высоко в горах западных Гималаев, в труднодоступных местах, в отдалении от цивилизации, стало возможным сохранение в первозданном виде древних храмов и монастырей. Впечатляющие ландшафты, мягкий климат, уникальный  жизненный уклад и психология индийцев производят чудесное воздействие, которое восстанавливает  силы и дает возможности заглянуть глубоко в себя! Индия,  Гималаи дают человеку такой мощный жизненный ресурс, равный которому трудно назвать. В течение многотысячелетней истории, кто бы ни приходил с целью покорить Индию, они сами покорялись, причём совершенно добровольно, и этой стране и этой культуре.  Правители же Индии очень редко и только в древние времена отправляли свои войска для покорения чужих земель.  Индия – особая самодостаточная цивилизация, которая всё для жизни и развития  находит внутри себя.

А сколько в каждой экспедиции мы делаем открытий для себя и в себе самих!  Конечно, таких открытий великое множество. И, может быть, поэтому, тому, кто хотя бы раз побывал в Индии, хочется возвратиться туда вновь. Особое состояние души здесь не узнается – оно просто ощущается и впитывается вместе с вдыхаемым воздухом, с теплом, светом  из пространства, вместе  с улыбками счастливых и приветливых людей этой страны.Один из Гуру современной Индии  Ошо Раджниша, поживший во многих странах за пределами Родины, сказал: «Индия – это не только нация, страна или просто часть суши. Это нечто большее: это метафора, поэзия, нечто невидимое, но очень осязаемое. Это вибрация определенных энергетических полей, которыми не обладает ни одна другая страна…» 

Экспедиция, 7 – 17 июля 2009 года

Москва -Дели

По переполненной машинами Москве с трудом добирались до аэропорта Шереметьево-2.  В дополнение ко всему визит президента США Барака Абамы в Москву окончательно парализовал дорожное движение. И всё же все участники экспедиции оказались в аэропорту своевременно. Нас 12 человек из России, и ещё двое из Казахстана присоединятся к нам в Дели.И так, наша группа собирается вместе, все - из разных мест России, традиционно, в Шереметьево-2 в холле у табло вылета. Знакомимся.  Участники экспедиции – известные в России и за рубежом психологи, психотерапевты и продвинутые любители. В их числе бизнесмены, банкиры, деятели телевидения,  люди, основным занятием которых являются духовные искания. Вылет из аэропорта Шереметьево II из Москвы и прилет в аэропорт Индиры Ганди в Нью- Дели, состоялись по расписанию. Салон самолёта был заполнен полностью. Много молодых индусов. Есть семейные пары. Группы молодых российских неформалов.

Ночной полёт оказался довольно комфортным. И ранним утром (разница во времени +1,5 ч летом и + 2,5 ч зимой) мы были в международном аэропорту Нью-Дели. После  прохождения формальностей въезда нас тепло встречает и приветствует Аджит Вардан Сингх, постоянный представитель ППЛ в Индии. Новым для нас оказался контроль состояния здоровья в аэропорту. Пришлось стоять в небольшой очереди. Нас спрашивали о состоянии здоровья, некоторым измеряли температуру. По традициям гостеприимства состоялось одевание ожерелий из живых цветов и вручение тибетских шарфиков. Очень  жарко, 45 градусов, и очень влажно. Комфортно только в помещениях и в автобусе, где постоянно работают кондиционеры.

Огромный Дели встретил нас хмурым небом и множеством птиц, которые живут в городе и особенно обращают на себя внимание ранним утром. Устроившись  в гостинице «Гранд Сартадж», мы начинаем дневные экскурсии по Дели. Посещаем храм Акшердам и храм богини Кали. Наибольший интерес, особенно у женщин, участниц экспедиции,  вызывает беломраморный зал образов богини Тара и Кали с двадцатью тремя её скульптурными изображениями в соответствии с её изречениями. Кали и Тара – проявления Богини –представляют собой динамические аспекты единой Космической Энергии и выполняют функции примирения и гармонизации различий и противоположностей. Они примиряют темные и светлые, материальные и духовные, активные и пассивные стороны бытия.Когда смотришь на эти образы, возникают разные ощущения, идёт достаточно безопасное   понимание чего-то, ещё не «принятого» в себе, спрятанного далеко-далеко в подсознании.

Мы посещаем в Дели парк и древний храмовый комплекс с высокой башней и стальной стелой из чистого железа. Её происхождение -–  до сих пор загадка для учёных и исследователей. Раньше стела не была закрыта ограждением. И по поверью тот, кто, прислонившись к ней спиной, сомкнет руки, обняв стелу позади себя, будет счастлив в браке всю жизнь. В прежние поездки мы так и поступали и, наверное, запаслись семейным счастьем.

В Дели всё создаётся и всё разрушается.  Это похоже одновременно на стройку, на капитальный ремонт и на разгром. Пока созидание явно опережает разрушение.

Ранним утром, ещё до рассвета добираемся до внутреннего аэропорта. В Индии серьезные проверки на внутренних авиалиниях с целью безопасности и мы прибываем туда за три часа до вылета.  Аэропорт внутренних авиалиний, так называемый домашний аэропорт, оказался одним из самых ярких впечатлений нашей экспедиции. Ведь ещё четыре месяца назад, во время предыдущей экспедиции, мы были в старом , довольно скромном, здании домашнего аэропорта.  Теперь мы внутри сооружений  из стекла, бетона, металла  весьма внушительных размеров. Из всего виденного нами только в Пекине международный аэропорт значительно больше. Более того,  неузнаваемо изменился облик самих пассажиров. В старом здании преобладали мужчины и женщины в  национальной одежде. И редкие европейцы привлекали внимание  не только цветом кожи, но и одеждой. Теперь индусы одеты в европейскую одежду. И мужчины и женщины в национальной одежде выглядели сиротливо и чувствовали себя явно неловко, среди всего этого  великолепия, чистоты, стекла и бетона. Мы стояли возле  буфета и были охвачены переживанием увиденного. Дежа вю. Точно такой буфет, точно такие блюда, точно такая униформа у буфетчика – мы видели все это пять дней назад  во время возвращения с  итогового европейского конгресса по психотерапии, в аэропорту Лиссабона. Стали искать отличия. Обнаружили, что буфетчик в Дели более чернявый, а цены на блюда ниже.  В аэропорту всё унифицировано – и постройки, и реклама, и униформа служителей, и музыка, звучащая из репродукторов, и отдушка дезинфицирующих средств, и даже блюда в кафе. Это, что называется, глобализация в действии.  Такая унификация ведёт к изменениям и внешнего вида людей, и их поведения. Впрочем, психология изменяется медленно.  И  многообразие и своеобразие людей теперь скрыто за унификацией внешнего вида. Теперь мы  всё больше похожи друг на друга внешне и продолжаем весьма отличаться внутренне.

Гималаи. Лех

Вылетаем в Лех… и возвращаемся в Дели обратно, через 45 минут полёта, из-за метеоусловий высокогорного Леха. Второй вылет предпринимается примерно через полчаса ожидания в самолете. Посадка на высокогорном аэродроме производит впечатление на всех участников экспедиции.  Особенно на Вадима, в прошлом пилота. Самолет заходит на посадку между гор, в ущелье. Теперь понятно, что погода здесь переменчивая и особенная. Она похожа на нашу летнюю, с температурными перепадами: ночью 18 градусов, днем 25-35. Сезон дождей не распространяется на Северную Индию. И воздух здесь сухой. Высота Леха около 3500 метров над уровнем моря. Кругом горы. «Прохладно» и комфортно после Дели! Вершины более 5000 м – заснежены. Здесь чувствуется высокогорье и нам предстоит адаптация.Размещение в хорошей гостинице «Синг Палас» с уютным внутренним двориком, где, за летними плетеными столиками можно всегда, когда захочется, выпить чашечку чая-масала или кофе. Сразу чувствуется, что Лех – высоко в горах. У многих членов экспедиции начинаются симптомы горной болезни. У нас специально предусмотрено здесь время для адаптации, ведь вся остальная часть экспедиции будет проходить в Гималаях, а движение по горным маршрутам предполагает преодоление перевалов на высотах более 4000 метров.

Лех (произносится как Ле) – столица Ладакха, древний город, находящийся на Великом шелковом пути из Китая в Среднюю Азию. Область Ладакх –  оплот тибетского тантрического буддизма. Это направление буддизма богато чудесами. Здесь сосредоточены гомпы, группы монастырей, и множество ступ или чортенов (ламаистских культовых сооружений), символизирующих присутствие Будды. 

Буддистские монастыри

После небольшого отдыха и обязательного шопинга мы отправляемся исследовать близлежащие от Леха монастыри и храмы. Передвигаемся по горным дорогам на джипах. Природный ладншафт скуден, однообразен, угрюм. Это горная пустыня. Кажется, в ней совсем нет жизни. Только на дороге мы то и дело видим различных незнакомых нам птиц. А возле обочин – грызунов. Растительность есть только в долинах, там, где протекает река и есть поселения людей. Каждый участок такой плодородной земли здесь ухожен, возделан, максимально используется.

Мы едем в монастырь Тиксе, построенный 600 лет тому назад. Монастырь состоит из 12 уровней, поднимающихся по склону вверх. И мы поднимаемся по внутренним улочкам, по ступеням вверх. Можно отдыхать, расположившись на широких ступенях. Перед нами –  открытое пространство Гималаев. На высшем уровне монастыря – храм, символизирующий пребывание воплощённого Ламы. Гомпа Тиксе содержит 10 храмов. Монастырь Тиксе –  один из самых больших и древних монастырей в регионе. Здесь бережно хранятся уникальные фигуры божеств и древние тексты. Мы посещаем библиотеку, в которой хранятся древние писания. Это таблички на плотной бумаге, расположенные между тонкими деревянными пластинами и обернутые в ткань. Тексты на тибетском языке. Все книги, о чём говорит их внешний вид, используются монахами в повседневных службах. Особо примечательна 15- метровая скульптура  Будды будущего, Майтрейи, занимающего целиком отдельное 4-х этажное здание. Скульптуру можно рассматривать с каждого уровня. Будда Майтрейя - Будда будущего, который появится в нашем мире только, когда буддистское учение придет в упадок, а средняя человеческая жизнь будет продолжаться не более 10 лет и весь мир погрязнет в войнах и бесконечных страданиях. Но для того, чтобы не допустить такого рода испытаний на долю человечества, буддисты взывают к Будде Майтрейе - прийти сразу же, как Учение Будды Шакьямуни, Будды настоящего, станет приходить в упадок. Этот храм светлее других. И Будду будущего покрывают свежей краской каждые  20 лет.

Практически везде можно фотографировать. Только не рекомендуется заходить в комнаты монахов. Дверей в кельи монахов нет и можно видеть их  быт и очень скромное убранство.В некоторых монастырях находят еду и кров тибетские странствующие люди. Они сидят на ступенях, медитируют, вращая по часовой стрелке, специальный барабанчик, внутри которого находится свиток с  молитвами. Одно вращение соответствует одному прочтению молитвы. На следующий день после утренней медитации начинается поездка в монастырь Хемис – это один из самых больших и известных монастырей, находящийся в 45 км к югу от Леха. Его настоятель –  брат действующего Далай-ламы. И сам его святейшество Далай-лама периодически приезжает сюда молиться. Это большой праздник для всего региона  Монастырь Хемис образован в 17 веке, это самый значимый монастырь из секты «Брокпа ордер» (монахи в желтых шапках) в Ладакхе. Сектами здесь называют вовсе не отступников от веры, а отличающийся вариант веры.  Монастырь расположен на склоне горы, в липовом лесу. В нём два летних храма, стены, в которых украшены старинными росписями. Свет в эти храмы попадает через отверстия в потолке. Электрические лампочки в храмах горят только по праздникам. В одном из храмов –  коллекция чотпа, цветных фигурок, сделанных из муки и масла для приношения Будде. Возраст некоторых из них 200-300 лет. Монастырь Хемис ещё продолжают достраивать. И этот процесс кажется бесконечным.

Едем вниз, по течению реки,  и нашим взорам открывается, расположенная на высокой скале, чудесная ладакхская святыня –  монастырь Спитук. Он основан в 11-м веке.  Кажется, именно в этом древнем буддийском монастыре  есть очень старая скульптура богини Кали. Этой великой и ужасной богине приходят помолиться индуисты. Их множество вокруг в военных частях.

Монастырь Файянг расположен  неподалеку от Леха на синем холме, он основан в 15 веке. Там живет около 50 монахов, принадлежащих ордену Кагьюпа – «красношапочников». В июле в монастыре проходят мистерии Чам, многочасовые танцы лам. Мы не застали этих празднеств и ритуальных церемоний, а лишь осмотрели внутренний дворик монастыря, сам храм, помещения, в которых проходят службы, рассмотрели бережно сохраняемые большие ритуальные маски для празднеств.  И как раз успели на утреннюю службу и присутствовали на ней.Чтение текстов монахами, звуки больших барабанов, вся атмосфера службы в храме, приводят к быстрому расслаблению и входу в медитативное состояние. Вообще в Индии, в Гималаях пороги восприятия меняют свои границы и от этого возникают другие ощущения, к которым не было «доступа» раньше. И, как следствие расширяется диапазон дифференциального порога ощущений, достаточно минимального прироста величины раздражителя, чтобы замерить едва заметное изменение ощущения.

После службы у монахов –  занятия танцами. Танцующие монахи очень молоды, гибки. Они часами тренируются исполнять специальные танцы, под руководством более опытных монахов монастыря. Они сосредоточенно выполняют сложные па традиционных танцев. И когда смотришь на них, то кажется, что впереди у них целая вечность. По крайней мере, они никуда не спешат, погружаясь в разучивание танца.

Особенное впечатление производят монахи-дети, возраст примерно от 6-7 лет и старше. В Гималаях есть традиция –  отдавать сына-первенца в монастырь. Удивительно, но обычно все первые четыре года обучения дети познают ответы на такие  экзистенциальные вопросы как: «Кто Я? Что есть мир? Как мне взаимодействовать в мире? И начальное образование в монастырях предполагается только по одному предмету – «Мировоззрение». Только после этого начинается настоящее учение.

Понятно, что ценностные ориентиры тогда расставлены совсем не так, как у других людей. Бывает, что такие вопросы  человек задает сам себе уже в конце жизни. И от этого в самый кризисный момент жизни, может испытывать огромное разочарование.

Дети есть дети. Однако они, во время  ежедневных утренних и вечерних служб, также имеют свои обязанности. Они ходят за водой в долину с кувшинами. Во время служб  читают тексты с табличек, очень умело и впечатляюще бьют в большой плоский тибетский барабан. А когда улучат свободную минутку, начинают шалить и развлекаться…  Монашеская одежда на них такая же, как и на взрослых, только очень маленькая, по размеру. В этом монастыре, утренняя служба совмещена в приемом пищи. Может быть, потому что в Гималаях буддизм,  как и везде в мире не имеет жестких норм отправления ритуалов.  Наблюдая за монахами-детьми в разных монастырях  невольно понимаешь, как вся жизнь монахов подчинена строгим традициям, действующим на протяжении более чем двух тысячелетий. В Джамарсале, резиденции действующего Далай-ламы, наш учитель монах Таптын рассказывал нам, как расписан весь день монахов. Мы с ним ходили на водопад. Это было дважды во время весенних чтений Далай-ламы. И множество монахов там стирали и сушили свою одежду. Тогда Таптын говорил, что это монахи из горных монастырей, где совсем нет воды и  стирка – большая проблема. В эту экспедицию мы посещали именно эти монастыри, находящиеся высоко в горах. Монахи-дети не только активно участвуют в молитве, каждый из них выполняет свои функции. Они действуют точно и сосредоточенно. А между делом  умудряются шептаться, посмеиваться, толкаться. Есть занятия, которые им особенно по душе. Например, разносить пищу: чай, пресные лепешки или рис. Желающих разносить всегда больше, чем это нужно. И они наперегонки бегут, чтобы захватить чайник, корзину с лепёшками или ведро с рисом. Разносчик имеет возможность подойти  к каждому из молящихся монахов и заговорить с ним.  Два ребёнка  старшего детского возраста во время молитвы бьют в барабаны. Делают они это совершенно, как отметил участник экспедиции, музыкотерапевт в консерваторским образованием. А когда барабан не должен звучать, они отвлекаются и даже уходят со своего места и бывает так, что в последнее мгновение вновь появляются и точно вовремя исполняют свою партию. Взрослые монахи следят за детьми.  Периодически одергивая их. Более того в зале есть и специальный взрослый монах руководящий всеми детьми. Он сидит недалеко от входа. В его руках увесистая и длинная палка. И иногда он её пускает в ход. Только в четверть силы. И периодически дети подбегают к нему,  чтобы попросить что-то или получить разрешение выйти из помещения.  Взрослый наставник ведёт себя строго и все слушаются его неукоснительно. Наблюдая за детьми, мы получали удовольствие. Видя активных, весёлых, излучающих энергию и любознательность  детей.

Несколько иное впечатление производят особо уважаемые монахи монастырей. О том, что они особо уважаемые в иерархии монастыря видно по тем почестям, которыми их окружают другие монахи. Так вот, эти особо уважаемые монахи зачастую выглядят уставшими, лишёнными энергии, погруженными в свой внутренний мир. Более того, у них часто разочарованный вид, со скорбной, депрессивной мимикой и пантомимикой. И внешне они часто выглядят неухоженными, иногда запущенными. Может быть, эти люди ждут Будду будущего, может быть, для этого есть какие то другие причины. Только ведь они являются примером  для более младших поколений монахов, в этом мире, где столетиями сохраняются традиции. Многие взрослые монахи во время молитвы уходят в глубокое медитативное состояние.

Монастырь Лекир расположен в 52 км от Леха. Он был основан в 1065 году сектой Гелугпа. Управляющий монастыря ныне –  младший брат его Святейшества Далай-ламы XIV. В монастыре есть небольшой музей, в котором мы осмотрели бережно сохраняемые старые реликвии - королевские грамоты, танки (иконы на ткани), статуи Будды и предметы одежды и обихода лам древности.  Затем мы едем дальше, в монастырь  Ризонг, основанный 140 лет тому назад. Этот монастырь,  находящийся в уединённой местности, принадлежит также секте Гелугпа, которая славится самым строгим монашеским уставом.

Местные монахи не имеют никакой собственности, кроме одной пары одежды и обуви и получают скудную пищу – 2 раза в день с монастырской кухни. Монастырь Ризонг расположен в бесплодной долине, абсолютно лишенной растительности. Ландшафт просто марсианский.Затем - переезд на джипах в деревню Алчи и посещение монастыря в деревне. Древний монастырь Алчи - одна из самых важных культурных и исторических ценностей буддистского мира. Построенный в 11-м веке знаменитым проповедником Рингченом Дзангпо, монастырь - настоящая сокровищница буддистской живописи выполненной в кашмирском стиле, весьма отличном от традиционной фресковой живописи других тибетских монастырей. Примечательно так же и расположение монастыря – он укрыт в долине реки в отличие от остальных монастырей, высоко вознесенных на вершинах холмов.

Осмотрев множество монастырей, мы убедились, что они хранят традиции многовековой истории, постоянно воспроизводя её вновь и вновь. Монахи живут на подаяния. Внизу, в долине обязательно есть селение. Здесь живут монголы и арии. Говорят на языке боди, похожем на тибетский. Кажется, что храмы посвящены искусству умирания. Поколения монахов веками воспроизводят однообразные ритуалы. И только иногда встречаются портреты Далай-ламы. Он воспринимается здесь как надежда на изменение к лучшему. Может быть, как прекращение бесконечного повторения, воспроизведения и сохранения традиций. Традиций, оторванных от сегодняшнего мира, живущих своей особой жизнью.

Возле монастырей каменные ступы, и каждый камень перед тем, как он займёт своё место  в ступе,  освещается написанием на нём специальной мантры.Такая насыщенная посещениями храмов программа у нас совмещается с прогулками по городским улочкам Леха, посещением местных лавок. Торговцы узнают, каким-то чудесным образом, нашу национальность и, завидев нас издалека, обращаются… по-русски!На улице можно увидеть бедных людей, сидящих или лежащих, с металлическим бидончиком для подаяния. Рядом, прямо на асфальте, спят дети, и смотришь, проходя рядом, чтобы не наступить на их длинные волосы.  По улочкам бродят священные коровы.

Пребывание в Лехе  замечательно тем, что уходит привычное желание контролировать время: какое сегодня число, какой сегодня день недели и даже который сейчас час. Время теряет здесь смысл и свои привычные характеристики. Мы потеряли чувство времени и погрузились в Гималаи. 

Дороги Ладакха

Без особого сожаления мы покидали этот гостеприимный городок, расположенный в огромной мёртвой горной пустыне. Наш гид сказал, что жители Леха часто доживают до 110 лет. Было раннее утро, и солнце освещало только вершины гор. Мы ехали по хорошему асфальту. На обочине располагались военные городки, встречались и очень бедные деревушки.Дорога Лех –  Каргил  – Шринагар, самая северная и самая высокогорная дорога в Джамму и Кашмире. Окружающий ландшафт из-за высокогорья, очень скуден. Горы без какой либо растительности, красновато-песочного цвета. Крутые подъемы, серпантин дороги на перевалах поднимается выше 4000 м. В долинах отдельные небольшие населённые  пункты можно узнать по пятну зелени. Каких-либо дорожных знаков нет, за исключение обозначения очень опасных мест. Каждый грузовик расписан и украшен индивидуально и отражает индивидуальность своего хозяина. В Индии есть такой специальный сервис, даже номера написаны вручную, без особого стандарта. Надписи следующего содержания: «Любимая, жди меня! Я вернусь!», для других водителей: «Если ты меня не видишь – я тебя тоже не увижу!» Многие большие грузовики расписаны свирепо. Считается, что водители грузовиков  – поклонники бога разрушителя –  великого Шивы. Они  обычно курят табак и пьют спиртные напитки. Так поступал и Шива.

Как же строится и поддерживается в проезжем состоянии эта дорога? На дорожные работы здесь привлечены местные жители, все – юноши, в очень бедной одежде, очень худые. Мастер-специалист только руководит строительством. Всё делается вручную, одни обтесывают камни, добытые рядом. Другие – молотком (!), делают щебень двух размеров, крупный и мелкий. Асфальт также варится прямо у дороги. От холода, пыли и ветра люди защищены лишь широкими, пропыленными, темно-коричневыми пледами, обмотанными вокруг лица и тела. Эти парни из окрестных селений,  наверное, дорожат этой работой, потому, что она, возможно, единственная. Мы видели их скудный обед: домашняя лепешка и  ледниковая вода, из текущего рядом ручья, налитая в неоднократно используемую пластиковую бутылку. Для многих в нашей стране состояние сытости – привычно, а  чувство или даже предчувствие  голода страшит и непривычно. А есть люди, для которых состояние некоторого недоедания более привычно, чем состояние сытости и довольстваНаш переезд продолжался с 6 утра до 9 часов вечера. Конечно, по пути мы делали небольшие остановки. И один раз останавливались на обед в странном городе,  на берегу бурного горного потока.  В этом городке, по-видимому, совсем не бывает туристов. И местные жители с большим интересом рассматривали нас, пытались дотронуться и даже увлечь за собой куда-то  в переулки. На улицах были только мужчины. Казалось, они целыми днями гуляют по улицам города, отдыхают на лавочках, сидят в местах приёма пищи. Да и заняться-то им, по-видимому,  особенно нечем. Сельского хозяйства нет, промышленности нет и подавно. Только торговля.

Наша дорога по преимуществу была гравийной, иногда перемежаясь с несколькими километрами асфальта. Обычно перед и после селений. И с каждым часом наше перемещение становилось всё более утомительным и опасным.  В чём же состояла эта опасность? Во-первых наши водители, а это были молодые люди, профессиональные водители, склонные к риску и лихачеству. И они очень устали от длительной езды. Мы ехали по горному серпантину, в клубах пыли и не видели и не могли видеть встречные машины.  Никакого ограждения дорога обычно не имела. Только на отдельных участках прослеживались импровизированные дорожные ограждения, в варианте столбиков из камней. Мы имели возможность постоянно, каждую минуту нашего передвижения, заглядывать в пропасть. Впрочем, скоро это всем наскучило. Периодически прямо по дороге текли потоки воды с тающих ледников. И тогда образовывалась грязь со льдинками. И  дорога становилась особенно скользкой. Повсюду на дороге были бугры. И нас волновало не то, что мы постоянно подпрыгивали на сиденьях, доставая потолок, в то, что с такого бугра легко можно улететь в пропасть, которая здесь рядом всего в метре или даже меньше. Дорога имела лишь полторы полосы. Поэтому для разъезда встречные машины должны были  давать обратный ход и находить карман для разъезда. Наш караван из джипов обычно пропускали.  Эти встречные машины, как и мы, мчались на большой скорости, а горный серпантин изобилует множеством поворотов. И у каждого из наших джипов было несколько очень рискованных аварийных ситуаций. К тому же, многие участки дороги ремонтировали, и движению мешали как дорожные рабочие, так и разобранное полотно дороги. Присоединившиеся сумерки, затем  и полная ночная тьма дополнили картину наших трудностей. Когда мы благополучно добрались до Сонмарга  многие признались, что это было самое опасное передвижение на автомобиле в их жизни.  Я понимал, что нужно было соглашаться на авиаперелёт, пусть это был бы большой крюк через Дели.  Как руководитель экспедиции, я не имел права так рисковать, и это была моя ошибка. В чём я признался участникам экспедиции и попросил прощения.  Оказалось, участники готовы были к такому риску.

Разделение экспедиции в Сонамарге 

Поздним вечером 11 июля мы прибываем в Сонамарг и после ужина собираемся для подведения итогов дня и составления плана на следующий день. Было принято решение – в 10 часов утра основная часть экспедиции уезжает в Шринагар.  А три наших героя, имена которых необходимо назвать, остаются для восхождения на Амарнатх. Это психолог из Челябинска Надежда Алексеевна Куйбагишева, профессор психологии из Москвы Валентин Иванович Петрушин и  психотерапевт из Южноуральска Вадим Михайлович Шмаков.  Теперь слово В.М. Шмакову.

Восхождение на Амарнатх. Шива-лингам в пещере на Амарнатхе. Путь длинною в 34 километра

После раннего завтрака в Сонамарге  мы отправляемся в путь. Прибыв в Балтал около 4.30, пройдя двойной контроль на входе, мы оказываемся в ночном пространстве, где тысячи паломников, погонщиков, носильщиков, лошадей. Нас ведут проводники к лошадям, на которых мы поедем в горы. Мне досталась невысокая, спокойная белая лошадка. Проводника зовут Малик.

Балтал – это отправной пункт, откуда до священной пещеры уже можно добраться только пешком. Конечно, можно и на лошади, и на носилках, и на вертолёте. Предстоит длинный, порою опасный, наполненный незабываемыми впечатлениями путь к пещере Амарнатх. Пещера Амарнатх – одна из наиболее известных индуистских святынь. Согласно мифологии это пещера, где Шива объяснил тайну жизни своей жене Парвати. Внутри пещеры Амарнатх находятся меняющиеся в размере, в зависимости от времен года, ледяные сталагмиты.  Пещера находится на высоте 3888 метров.Мы начинаем движение вверх по горной тропе. Многих людей несут носильщики, в специальных одноместных бамбуковых носилках, ручки которых они держат на своих плечах. Удивляет их гибкость и синхронность движений. Так легче. По пути следования вверх по горной тропе, расположены два палаточных лагеря, где можно дать отдых себе и лошадям, выпить чашку горячего чая. К высоте мы уже адаптировались и, она мало нас беспокоит. От усталости и напряжения мы относительно спокойно относимся и к тому, что при восхождении тропа то расширяется до 2-3 метров или сужается до 1,5 метра, и к тому, что справа – скала, а слева пропасть, глубина её поразительна – насколько глаз видит.

Гималаи, движение вверх, утомление, опасность,  дают ощущение равновесности направления к жизни и к смерти. Мне ясно,что, находясь здесь, в многочасовом и многотрудном пути вместе с паломниками, я могу  почувствовать великую ценность жизни! И от этого складывается ощущение полного душевного спокойствия. И тогда лучше  ясно, что вся жизненная суета, придуманные умом иллюзии мира, амбиции, алчность и гнев, привязанности и эгоизм уводят человека от самопознания и самопринятия. Они не дают возможности человеку узнать свою миссию, узнать, кто он есть, зачем живет, что есть мир и как ему взаимодействовать с миром. Именно они, «производные от любви обусловленной», не дают возможности почувствовать себя здоровым и счастливым, именно они оставляют материальные следы в теле человека и разрушают его. А когда обретаешь опыт такого состояния, становится ясно, что способность ясно видеть не может быть реализована без способности ясно слышать. А если ясно слышишь, то и сам ясно говоришь. И тогда твои цели реализуются!

И очень важно осознавать, что, отправляясь по пути самопознания и в «поход» за своей индивидуальностью, лучше доверять своим чувствам и ощущениям, чем мысленным «конструкциям», тогда и не размываются границы реальности.

И если умеешь убирать из своего внутреннего пространства всё, что мешает, что накоплено годами – разочарования, зависть, вину, ненависть, обиду, гнев то внутри делается чисто и светло. И душе хорошо в таком пространстве. И есть телесная и душевная целостность и энергия. Человек тогда светится внутренним светом, путь его лучится, и другим людям легко и приятно находиться рядом! На некоторых участках тропа скалистая и лошади, очень осторожно ступая, находят тот путь, по которому можно пройти безопасно. Путь проходит и через подмытые ледниковые «хвосты» в ущельях. Кое-где бурные потоки ледниковой воды с шумом стекают вниз, в долину горной реки Индус.

Паломники очень открыты, встречные приветствуют нас улыбкой, с таким приятием, на которое способны только индусы. Они приветствуют друг друга и нас возгласами:«Бам-бам боле-е!» В ответ мы поем: «Боля-боле-е…»Индусы от природы очень чувствительны. Они тонко чувствуют фальшь, невключенность, неживые эмоции. Находясь рядом с ними, невозможно быть наблюдателем каких-либо событий, необходимо быть их участником. Тогда они открыты! Наша европейская внешность здесь большая редкость и люди смотрят на нас с  нескрываемым любопытством, особенно привлекательна Надежда, в восточном одеянии, верхом на лошади. В местах большого скопления паломников, лошадей, индусы очень учтиво и предупредительно освобождают путь для нас. Многие фотографируются рядом с нами. Среди многотысячной вереницы паломников, поднимающихся к святому месту и уже спускающихся вниз, европейцев, кроме нас, здесь больше никого нет. Сколько людей находятся на этом пути, подсчитать довольно затруднительно, по моим подсчётам в день к пещере поднимается 25-30 тысяч человек.

Для многих в Индии эта мечта, паломничество к лингаму Шивы, осуществляется только раз в жизни! Паломники идут к пещере ради даршана лингама Шивы лицезреть ледяной фаллос божества, восстающий в период  полнолуния. Для нас же главное сам Путь! В этом пути человек перестает быть правителем, облеченным властью, перестает быть нищим или бедным, он снимает свои ролевые маски. Он просто становится самим собой и живёт! В Гималаях все равны перед опасностью и красотой Мира!

И я осознаю, что восхождение на Амарнатх  я начал не в Балтале, я начал  движение по этому Пути задолго-задолго, делая шаг за шагом по пути своего самопознания! Через 5-6 часов мы поднимаемся к лагерю паломников у самой пещеры, вид которой издалека впереди и вверху открывается нашим взорам –  настолько  внушительные размеры имеет свод пещеры, примерно 30-40 метров. В ледниковом ручье паломники совершают омовение перед входом в святыню, одевают чистые одежды, принесенные с собой. Есть здесь и странствующие люди, и агхори. Всё их «имущество»  всегда с собой, а самое примечательное – это блестящий металлический кувшин!

Вспоминаю о прочтенной мною легенде, которая  повествует о том, как молодой Шива любил медитировать. А остальные боги были возмущены тем, что молодой бог не выполняет свою миссию и решили его женить, чтобы он образумился. Выбрали ему самую красивую девушку, наделили её самыми нужными для жены добродетелями, красиво нарядили и отправили к Шиве. А он медитирует и не замечает ни ласк, ни красоты, ни изящества нарядов, ни блеска драгоценностей. Тогда боги решили, что девушка станет служанкой  в доме Шивы и наделили её всеми добродетелями домохозяйки. Но Шива продолжал медитировать и опять не замечал ни вкуса еды, ни мягкости ложа. А девушка, между тем, стала действовать самостоятельно, как ей подсказывало сердце. Она сняла все драгоценности, красивые одежды и, расположившись неподалеку, на  вершине соседней горы, стала медитировать!Энергия желания, жизненных целей и глубокая вера людей в чудеса и порождает чудеса!

И так они сидели напротив друг друга не один месяц, пока Шива не заметил и  не заинтересовался медитирующей девушкой. Прошло 10 лет!  И Шива  восхитился её терпением.  Это была Парвати – Великая Йогиня. Затем у них родился сын Ганеша, который является покровителем новых дел и начинаний, а также  психотерапевтов…И что удивительно – в пещере на Амарнатхе  две ледяные «головы». Между ними, посредине, за зарешеченным ограждением есть символическое ложе.На входе  металлическая перекладина, на которой размещено множество колоколов разных размеров. Люди, проходя через  ворота, ударами в колокол обозначают - «Я здесь!»Я тоже обозначил себя: «Я здесь и сейчас!», и тут же вошел в особое состояние сознания. Многоголосье, непрерывный, разнотональный звон колоколов, тесное людское движение.

Множество паломников совершают ритуал подношения Шиве, служители благословляют пришедших. Раздаются сладкие сахарные шарики, которые позже необходимо употребить с фруктами. Мы также получаем благословление. Прохождение по самой пещере – только босиком. По каменным площадкам и ступеням пола пещеры течет ледниковая вода. От многочисленных ног она превращается в грязноватую холодную жижу. Босые ноги просто жжёт, и… никто не переохлаждается. Многие приносят и приводят сюда совсем маленьких детей.

Когда я вышел наружу, на свет, состояние контролируемого транса ещё полчаса сохранялось.И ощущения - очищения, легкости, причастности, светлости внутреннего пространства и, Радости Жизни -  длились несколько часов… Мы возвращаемся обратно в Балтал примерно через 6 часов пути. Спускаться вниз ничем не легче, чем восходить к вершине. Я замечаю своё желание  меньше разговаривать, больше созерцать, побыть наедине с собой, доверившись своим чувствам.Внизу нас ожидает проводник в палаточном лагере. После короткого отдыха, чаепития, мы садимся в джипы. По пути из  Сонамарга (Солнечной долины), нам открываются невероятные, живописные красоты, густые сосновые леса на склонах гор, бурные потоки извивающейся среди гор реки и синее-синее небо!  Возле дороги часты посёлки, похожие на подмосковные. Примерно через 3-4 часа прибываем в Шринагар, где нас ждут другие участники экспедиции. У тех кто остался в Солнечной долине,  состоялся свой, наполненный событиями и впечатлениями день.  На рассвете, ещё до восхода солнца мы вышли из гостиницы. Прекрасное прохладное утро с чистым звенящим воздухом встретило нас. Горные вершины постепенно освещало солнце. Склоны гор все покрыты  хвойными деревьями. Это удивительно напомнило  любимые мною пейзажи Каракольских озёр на Алтае.  Под руководством нашего гуру А. В. Сингха мы  погрузились в медитативное состояние. Это была одна из лучших медитаций  в моей жизни. Сначала мы просто наблюдали за нашим дыханием. Ведь медитация – это ничегоне делание, а не команды самому себе. Погружаясь в себя, мы достигали состояния полной тишины. Именно тишина – это большая энергия. Мы повторяли свои мантры, избегая давать себе приказы и всё больше погружались в медитативное пространство. Ключевым словом нашего гуру было «нежно». И мы всё делали очень осторожно и нежно.

Индия поднимает и будоражит глубинные слои психики человека. Это происходит и в бодрствующем состоянии, и во время ночного сна. Этому способствует вся обстановка. И образы местных жителей, кажется, ожившие персонажи детских сказок и мечтаний. И неспешный, сосредоточенный образ жизни местных жителей. И экзотические животные и птицы. И натуральные, кажется, из далёкого детства, продукты питания и экзотические яства.  И храмы, посвященные многим богам. Мы свидетели того, как индуизм изменяется и развивается как живой организм. И  снова люди, доброжелательные, приветливые, кажется, как и мы, и даже больше, с мифологическим восприятием мира.

Солнце из-за гор показалось только в семь часов утра. Затем солнечный свет начал наполнять всю долину. Вскоре за солнечным светом пришло и тепло. И легко одетые и босые индусы уже не ёжились от холода. Они стали двигаться быстрее, говорить громче. Становилось всё теплее. И одновременно уходило ощущение свежести и чистоты природы.

Мы отправились в ресторан на завтрак. Там было шумно, громко работал телевизор. И от этого  эмоциональное напряжение росло, хотя о смысле репортажей можно было только догадываться. В результате за завтраком съели слишком много. Затем у нас была длительная прогулка по долине, где множество хвойных деревьев,  на них птицы и белки, и горная река, как огромный родник. 

Шринагар. Расселение в плавучих отелях.

Шринагар большой город, раскинувшийся вокруг озера. Он может гордиться своей многовековой историей. Прибыв на набережную озера Дал в Шринагаре, мы увидели пристань и множество специальных лодок-такси, красиво украшенных и управляемых одним лодочником-гребцом.  Мы сели в них и отправились в отель на воде  «Шабистан». Почему на воде? Город Шринагар был излюбленным местом летнего пребывания англичан. Но махараджа, правитель штата, не разрешал иностранцам покупать землю под строительство домов, и они обустраивались на воде, сооружая на озере Дал плавучие жилища - каркасные дома на дебаркадерах. Англичане ушли, а традиции остались. Иностранцы селятся только в гостиницах на воде!И мы проведем несколько незабываемых дней и ночей на хаузботе (гостиница-лодка) посреди озера Дал, в окружении плантаций розовых цветов лотоса. Сами гостиницы, мебель и всё убранство выдержано в колониальном стиле. Здесь хорошо организован сервис. Вам готовы, за умеренную плату и постирать, и погладить, и сделать массаж. Вам прямо к отелю принесут любые заказанные вами товары или продукты питания. Озеро знаменито также плавучими садами и огородами. Здесь, ловко маневрируя на своих лодках, местные крестьяне выращивают овощи, фрукты или яркие цветы. Многие деревья растут на слое почвы, уложенном на тростниковых плотах двухметровой ширины. Яркие, разнообразные цветы, различные сувениры, товары первой необходимости, украшения и другие предметы роскоши  торговцы на лодках предлагают туристам прямо на воде, сопровождая вас в пути от плавучей гостиницы к пристани на набережной. И весьма вежливо-доброжелательно-настойчиво предлагают что-то купить. Здесь, на воде, есть магазины с самыми разными товарами, к которым можно причалить и приобрести необходимое.  В плавучих лавках находятся даже живые куры в специальных клетках. Это на случай, если кто-то заказывает в ресторанах курицу, то тогда лавочник продает её посыльному, предварительно взвешивая на весах в живом виде. Курочка смирно сидит в одной чаше, в другую лавочник ставит гирьки…На лодках – и бабушки, ловко управляя веслом, возят своих внуков поутру в школу, те чинно сидят в красивой школьной форме. И стражи порядка  здесь - также на лодках. А лодочники-таксисты бережно перевозят людей по импровизированным улочкам на воде вдоль лотосных плантаций. Особый их шик – беззвучная работа веслом и управление лодкой. На озере целый городок гостиниц и все они населены  состоятельными индусами, приехавшими из жарких регионов страны, к тому же по всей Индии в это время сезон дождей. И редко, только в последние два дня нашего пребывания, мы встретили две группы европейцев: французов и англичан.  А здесь, на озере, особое удовольствие – ночная романтическая прогулка на  лодке.   Медленное движение по лунной дорожке, среди плантаций лотоса, тёплой ночью, когда воздух насыщен ароматами трав и цветов, а природа отдыхает.

Шринагар. Храм Шанкарачаря «Трон Соломона», райские сады, предполагаемая могила Иисуса Христа

Шринагар (Сринагар), зимняя столица штата Джамму и Кашмир. Этот красивый город расположен в долине Кашмир, одной  из самых живописных областей Индии. Недаром её называют потерянным на земле раем. Могущественные правители Индии всегда в летние месяцы предпочитали чистый прохладный воздух Кашмира душной и влажной центральной части страны. Именно в Кашмир во времена британского правления съезжались в летний период изнывавшие от жары высокопоставленные  англичане. И сейчас это знатные курортные места Индии. А всемирную славу этому штату принесли кашмирские шали и шелковые ковры, драгоценные камни и ювелирные украшения. Сам город Шринагар был основан в III веке до н. э., когда властитель Ашока, правитель, создавший индийское государство примерно в нынешних границах, послал буддистских миссионеров в Кашмир. В 16 веке Кашмир был завоеван императором из династии Великих Моголов Акбаром и стал частью мусульманской империи. На лето Акбар переселялся из Дели в Кашмир. Акбар объявил Кашмир своим личным садом. Он повелел начать строительство великолепных дворцов с садами в Шринагаре. Все сады разбиты по определенному плану, с обязательными прямоугольными, ступенчатыми террасами. Чистейшая вода с гор устремляется в сады Шринагара через каменные парапеты, течет под павильонами серией каскадов, пересекает всю территорию и наконец вливается в озеро Дал.  Сад Шалимар - Багх  с его великолепными павильонами, ниспадающими водопадами и множеством экзотических растений и цветов считается самым красивым в мире. Мы посетили четыре сада. Все они отличались друг от друга. Все были ухожены и изобиловали диковинными для нас растениями. И  в них было хорошо и уютно. Мы даже привыкли к тому, что везде подростки,  и даже взрослые мужчины ходили за нами и с любопытством рассматривали нас.

С особым трепетом  мы отправились на предполагаемую могилу Иисуса Христа. Здесь, на древнем Великом шёлковом пути, где смешались индуизм и буддизм, а сегодня живут в основном мусульмане, возможно, захоронен самый почитаемый человек западного мира. Мы ехали по городу, встречали множество мечетей и заброшенные и разрушенные христианские храмы и, наконец, в центре старого города подъехали к могиле.  Наш местный гид уверенно подошёл к гробнице, каким-то неведомым для нас образом  снял четыре замка и цепи, окутывающие вход. Распахнул входные двери, и мы вошли внутрь. Здесь два надгробья. Большее из них, по преданию,  над могилой Иисуса Христа.  Верующие смогли помолиться. Мы поставили и зажгли свечи, освященные в храме Христа Спасителя в Москве. Многие испытали переживание, которое можно назвать блаженством. И только когда мы вышли из гробницы, то увидели, что нашего гида окружили местные мужчины и громко выговаривали ему, за то, что он открыл гробницу. А нам показывали, что нужно заходить с другой стороны и только с улицы смотреть в небольшое окошко, через которое  видна часть гробницы. Только их эмоции не разрушили нашего состояния блаженства. На вершине горы, видимой из любой точки озера Дал, расположен храм Шанкарачаря или «Трон Соломона». До 19 века Храм носил имя Соломона. Храм был построен в 200 г. до н.э. в честь визита Соломона в Шринагар.  К храму, расположенному на горе,  ведут более 200 ступеней. Однако, прежде, чем начать движение вверх по этим ступеням, мы едем вверх по 12-километровому серпантину, расположенному в красивом природном парке, на джипах. С вершины, с площадки Шанкарачарья – открывается великолепный вид на озеро Дал и город. Сам храм индуистский и очень намоленный. В этом небольшом храме чувствуешь себя легко и свободно, радостно и спокойно. И даже совсем не хочется уходить. Хочется встретить здесь рассвет и восход солнца. И каждое утро, все дни нашего пребывания в Шринагаре, мы начинали нашу медитацию, слушая индуистские молитвы,  разносящиеся в утренней тишине и усиливающиеся  гладкой поверхностью озера Дал. Они звучат в полной гармонии с природой. И постепенно уступают место звукам просыпающегося города и, наконец, пропадают в его шуме. А каждый вечер, когда смеркалось, мы видели огни этого храма, высоко на вершине горы. Он как бы парит над Шринагаром. 

Утренняя йога и вечерние медитации

Ежедневно Аджит Вардан Сингх проводит утренние занятия йогой и вечерние медитации. Он поясняет, что слово Сурья означает «Солнце». «Намаскар» –  приветствие. Солнце поддерживает своей энергией все живое на земле. Практика Сурья намаскар предназначена для того, чтобы мы пропитались этой энергией.  Неповторимые утренние медитации на восходе солнца в горах, когда вокруг девственная природа и величие гор, а рядом профессиональный врач и йог, обучающий нас древнейшим технологиям долголетия и красоты,  запоминаются ощущением полного умиротворения.

Сурья Намаскар - комбинация физических и дыхательных упражнений йоги, медитации, солнечных ванн и слов, обращённых к Солнцу. Как система омоложения тела и души, она несравнима ни с чем и в индийской традиции и входит в регулярную практику последователей Ведических практик.Согласно священным писаниям, один раз совершив поклонение Солнцу, человек достигает результата благочестивой деятельности, подобно пожертвованию 100.000 коров. Если оказывать почтение Солнцу, многие болезни и препятствия, вызываемые «плохим положением Солнца» в гороскопе, нейтрализуются. Один цикл упражнений Сурья Намаскар - намного эффективней, чем неделя занятий обычными физическими упражнениями. Совершение Сурья Намаскар избавляет от бедности и  приносит достаток.

Мечеть и визит к оракулу

На лодках  мы отправились на противоположный берег озера, где посетили Центральную мечеть Шринагара. Это очень известное монументальное здание хранит  волос пророка.  Множество молящихся. Как того требуют традиции, мы разделились по половому признаку, и наши женщины сразу попали в помещение где молятся женщины. Молящихся женщин немного, и перед ними большой занавес. Мужчин же, направившихся в мечеть, служитель остановил у входа и попросил подождать, когда закончится молитва, и только  тогда мы можем войти. Мы ждали на площади перед мечетью, где люди кормили огромную стаю голубей. Пространство вокруг мечети  ухожено. Вокруг газон, декоративные кусты, большие деревья. На газоне молодёжь  играет  в спортивные игры. Рядом молящиеся люди.

Молитва закончилась, и поток мужчин степенно покидал мечеть. А мы двигались им навстречу. Обратила на себя внимание спокойная уверенность и сосредоточенность этих людей. В мечети много светлых и просторных помещений. Мы осматривали их. Пожилые люди, остающиеся в мечети, смотрели на нас кто с нескрываемым любопытством, кто не очень дружелюбно.. В хорошем состоянии мы возвращались в нашу гостиницу, ожидая визита к суфийскому оракулу. Мы сели в наши джипы и отправились к оракулу. Он назначил нам время, затем перенёс его. И мы спешили, углубляясь в жилые кварталы города.  Наконец остановились в богатом квартале, возле богатой усадьбы.  Двор наполнен цветами. Зашли в комнату для ожидания, и вскоре нас пригласили к оракулу.  Некоторое время мы ждали своей очереди. Оракул, старец в белых одеждах с уверенными жестами,  принимал ребёнка, сопровождаемого дедушкой. Оракул внимательно выслушал дедушку, затем произнёс наставления  мальчику. И пара с благоговением удалилась. Светлая, большая комната вся в коврах. Оракулу принесли чай, и он пил его, спрашивая откуда мы, и рассматривая нас. Затем пришёл ещё один мужчина, также, судя по почестям, которые отдавали ему окружающие, высокого сана. Затем нас приглашали по два человека к оракулу, и он отвечал на наши вопросы. Давал советы или уклончиво уходил от ответа. Все его высказывания  носили позитивный характер. Каждому, кто подходил к нему, он давал сухофрукты и орех. Затем в соседней комнате нас угощали чаем с печеньем. Вместе с нами  там были несколько поклонников оракула. Они совершенно  искренне  сообщили нам о том, что  каждую пятницу, когда оракул спит, к нему из джунглей приходит  большой лев. Он долго смотрит на спящего оракула и уходит в джунгли.

Встреча с оракулом произвела на многих из нас большое впечатление.  Во время обратной связи многие говорили, как этот мудрый старец сказал им важные слова.  А я почему-то весь год  вспоминаю  событие, потрясшее меня когда мы ехали   в гостиницу после встречи с оракулом. Я увидел на асфальте дрозда, который подлетал к своей паре, раздавленной машиной, и хотел находиться рядом, не понимая безысходности случившегося ,и ещё на что-то надеясь. Только шины следующего автомобиля ещё больше разрушали трупик, и бедный дрозд едва уворачивался от смертоносного  удара. И всякий раз вновь подлетал и садился, теперь уже к тому месту, где на асфальте оставалось мокрое пятно!

Жители Шринагара  отличаются от индусов  других регионов страны, например Дели или Бомбея.  Они выглядят более серьёзными или даже суровыми. Никто не играет на улицах в карты или другие игры. В магазинах нет алкоголя, зато везде продаваётся мясо. Для нас это альтернативная – суфийская Индия. 

Восхождение на Гулмарг

Одно из украшений планеты Земля – Гималаи.  В 52 км от Шринагара, в местечке Гулмарг, есть одноименная высота, над уровнем моря 4146 м. Там работает самая высокогорная в мире канатная дорога. Её длина 3050 м. На фуникулере, в два этапа, можно добраться почти доверху.  Вагончики канатной дороги иностранного производства, поднимаются под большим углом вверх,  и тогда окружающий  мир, Гималаи,  открываются вам такими, какими их редко удается увидеть. И я не ошибся в названии главы. Какое-то расстояние можно комфортно проехать по канатной дороге. Кстати, она иногда останавливается (перебои в работе дизеля). Остальное расстояние до вершины необходимо преодолевать  пешком! 

Гималаи потрясают. Никакие прилагательные в превосходной степени не в силах хотя бы приблизительно описать состояние близости к космосу и, одновременно, к земле.  Воздух несколько разрежен  и, это можно почувствовать по особенностям распространения звука на высоте. Необходимо говорить немного громче, звук  тает неподалеку от тебя. Наверху не холодно, сказывается летняя пора. Я увидел, что индусы на верхней станции надевают теплые шапки, что-то вроде наших казачьих папах. Они приезжают со всей страны посмотреть на диковинное явление  - снег! Особенно сильное впечатление это производит на детей, которых сюда привозят взрослые. Здесь достаточно безопасное курортное место.

Если мы в России традиционно едем отдыхать на юг, там, где тепло и солнце, то индусы едут от жары на север, в горы, где есть прохлада. Эти парадоксы впечатляют. Дают символику разностороннего мировосприятия. У верхней станции, на снежном склоне, для индусов организовано восхождение к местной вершине  на одноместных деревянных санках. Их тянут в гору впряженные в лямки тянульщики. Под подбадривающие возгласы и традиционные «кричалки», эта кавалькада саночников медленно поднимается вверх  по снежному (!) склону. А рядом по тропе мы поднимаемся пешком к вершине. Кругом большие камни. На некоторые мы наступаем, какие-то обходим, о какие-то опираемся руками или держимся за них, чтобы не оступиться.Достигнув вершины, хочется петь! Ощущение восторга и особенного чувства – достижения. Мы ведь так любим восходить на все горы, которые нам встречаются на пути…Я впервые вижу эдельвейсы! Очень красивые и скромные цветы. Для выживания человечества в наше время важно открыть духовные знания, как в двадцатом веке важно было открыть знания психологические.Запад и Индия –   материальное и духовное развитие. Индия поднимает ваши глубинные пласты психики, и возможно вы себя перестаёте понимать и даже узнавать.

Я ничего не жду кроме чуда, которое всегда бывает в Индии. Есть специалисты, занятые воздействием, есть те, кто занимается самопознанием. Индия – отдельная планета, и ты растворяешься в ней. Индию важно принимать такой, какая она есть, и она раскроется в ответ Великолепное, исключительно увлекательное и незабываемое путешествие души!

В Шринагаре большой аэропорт, в нём жарко, и  индусы громко общаются между собой. В Индии вообще любят шуметь. Возникла ссора. И вокруг ссорящихся собралась большая толпа. Они так  активно участвовали в  ссоре, что, казалось, совсем забыли о том, для чего  находятся в аэропорту.

Прилетели в Дели, где заработали наши телефоны. В Джамму и Кашмире не работают телефоны ни одного российского оператора связи. Ночью ехали в аэропорт. Даже в это время суток дороги переполнены транспортом. А на въезде и выезде из мегаполиса  огромное, необозримое число грузовых фур. Мы вспоминали, что в  пригородах городов, где нам довелось побывать в эту экспедицию,  самые частые объявления на заборах и фасадах домов  –  о продаже строительных материалов.  Россия и западный мир переживают кризис, тогда как Индия – строительный бум. Это касается  строительства жилья, административных и промышленных объектов, дорог. И международный аэропорт Индиры Ганди также оказался  полностью перестроенным, стал более удобным и вместительным.

Уезжаем. И, как всегда, остается ощущение неразгаданной тайны…

© Макаров В.В., Шмаков В.М.